понедельник, 17 ноября 2014 г.

Штрихи к портрету

 Говоря о Лермонтове, мы возьмем и воспользуемся его же приемом – нарушим хронологию и поместим рассказ о нем не в начало, как это полагалось бы сделать по хронологическому принципу, а в конец  нашего путеводителя. Почему?  Этот  материал готовился последним, и лекция о Лермонтове в нашем  проекте "Нескучная классика"  была последней, и …  это хорошо.  Потому что ни о ком не было так трудно писать, как о нем, кого мы привычно ставим в пару "Пушкин и Лермонтов". Но как много  теснится в голове  и на сердце при имени Пушкина, так почему-то  сковывает горло, и на бегу вдруг застывают мысли при  желании что-то сказать о Лермонтове.  Может быть, потому, что рассказывая о сложностях и драмах других писателей, всегда можно продолжить: "зато  у него были друзья-семья, счастливая/трудная любовь, путешествия" и так далее.  А вот у Лермонтова никакого "зато" не было! Хотя, возможно,  это опять же очень субъективное мнение. Один из исследователей биографии Лермонтова, Владимир Бондаренко, наоборот уверен, что  ореол одинокого, нелюдимого страдальца со сложным и неуживчивым характером вокруг Лермонтова  создали искусственно и не без тайных целей.  А в реальности он был  и жизнелюбом, и друзей имел настоящих, и любовь   не раз селилась в его сердце, а главное – у него были огромные планы на будущее, в том числе и новый роман. Не будет человек, стремящийся к смерти,  так много хотеть от жизни, так  неистово строить планы.  Прочтите книгу  Владимира Бондаренко о Лермонтове в малой  серии ЖЗЛ и, возможно.  Вы освободитесь от каких-то стойких стереотипов  в восприятии писателя.

Замечательный человек Лермонтов

В серии "Жизнь Замечательных Людей"  книгу о Михаиле Лермонтове написал  Валерий Михайлов.  По традиции ЗЖЛовские книги считаются одними из самых добротных исследований.   Книга Михайлова – не исключение, хотя, читается она неровно: то  захватывает, то  становится  несколько тяжеловесной. В чем ее  самая большая ценность?
Возможно, в попытке дать очень разносторонний портрет  Лермонтова: глазами современников,  родственников, критиков, друзей и врагов. Однако,  все эти характеристики служат главной цели-  поиску ответов на многочисленные вопросы, которые до сих пор  вызывает и сам  Лермонтов, и его творчество.
А вопросов, действительно, хватает, хотя прожил поэт даже для  России, где гении  вообще долго не заживаются, до обидного мало – 26 лет.  На этом фоне и Пушкин – долгожитель. Да, без Пушкина никуда даже в книге о Лермонтове.  Удивительно, но будучи современниками, они ни разу не встретились, и Александр Сергеевич, скорее всего, о Лермонтове  вообще не знал, чего не скажешь  о противоположной стороне. Да, все мы  помним строки "Погиб поэт, невольник чести". Но далеко не все знаем, что  стихи были первоначально одобрены царским двором, поскольку в них не было последних 16 строк про "надменных потомков". Мы не знаем, как тяжко, до физических страданий,  Лермонтов перенес известие о дуэли Пушкина и как  искренне  не понимали окружающие, почему его так тревожит  это известие. Точно так же несколько недель тому назад  они  искренне не понимали метаний  затравленного Пушкина.  Мы неизбежно будем ставить их рядом, двух наших  самых-самых, таких  талантливых и таких разных. Гармоничный Пушкин жил здесь и сейчас, Лермонтов же всегда  чувствовал  и знал о существовании мира иного.

Лермонтов глазами подростка

Итак, есть авторитетное мнение, что  убив Лермонтова, рок ли, провидение ли лишили российскую литературу  возможности искать чудесного.  Литература, в которой этого чудесного не осталось, задушила  Россию.
А вот у Дмитрия Быкова мнение другое.  На то и он и Быков, чтобы обо всем иметь отличное от большинства мнение. Его видеолекция "Михаил Лермонтов" необычна уже потому, что носит совершенно нейтральное название. Это на Быкова не похоже 
Русская литература  пошла за Лермонтовым,  с его расколотым миром,  с тоскливым и серым "здесь" и недостижимо-прекрасным "там". А могла бы пойти вслед за Пушкиным с его целостным, солнечным  миром, где все, и даже самое тяжелое, находится в гармоничном союзе с прекрасным. И даже если "настоящее уныло", то это временно, ибо "все мгновенно, все пройдет. Что пройдет, то будет мило".  Пушкинское  начало, которое часто называют эллинистическим, осталось  в стороне. Русская литература восприняла лермонтовскую раздвоенность. Есть такое расхожее мнение, что Пушкин – поэт, которого любят в детстве и приходят к его пониманию в зрелости. Лермонтова же любят  в молодости за созвучие  со  своими юношескими  комплексами, за вызов миру, за сочетание несочетаемого. В Лермонтове, по мнению Быкова, каждый встречается со своими  юношескими  комплексами.

"Герой нашего времени" как первый русский приключенческий роман

Я очень люблю  Вайля и Гениса с их  " Родной речью". Это всегда парадоксально, остроумно  и интересно.  Лермонтову посвящены две главы. "Печоринская ересь" рассматривает    "Героя нашего времени" с несколько неожиданной  точки зрения. Почему  роман, которому уже более полутора веков, так интересен  многим поколениям читателей? Потому что, роман, будучи  и психологическим, и философским, и даже абсурдистским, 
"не перестает быть  романом приключенческим, одним из шедевров русской классики, где почти  бульварная увлекательность не мешает исследованию философских концепций".
Пусть ничье нежное  ухо не коробит сочетание  "бульварная увлекательность".
Мы, рассуждая  о композиции и проблематике романа, иногда совершенно забываем, что он  потрясающе интересно написан, в нем постоянно  развивается интрига,  калейдоскоп событий   впечатляет.
"Печорин крадет одну девушку, обольщает  другую….Он вмешивается в дела контрабандистов, обезоруживает маньяка, убивает соперника, наконец –умирает в далекой Персии. И все это на протяжении  полутораста страниц. Да знает ли русская литература другого героя, совершившего столько подвигов?"
 Наверно, это была гениальная находка Лермонтова. 

Как полюбить злодея

Как известно, истина  рождается в споре.  Спор правда не всегда  хорошо воспринимается на слух, но несколько мнений всегда интереснее слышать, чем одно.  Это лишний раз подтвердили  "игроки в бисер", которые вместе с Игорем Волгиным обсуждали  роман Лермонтова "Герой нашего времени". Вряд ли сегодня какой-нибудь двадцатипятилетний писатель  может рассчитывать на такой  читательский успех, какой обрушился на Лермонтова после выхода романа "Герой нашего времени".  Одна  из причин такой популярности  - уже неоднократно оговоренная  удивительная глубина и зрелость прозы, совершенно не характерная для столь  такого молодого возраста  автора.  Конечно,  всех поразил  главный герой Печорин, который родился, когда запоздалый романтизм уже окончательно сдавал свои позиции, а  обыденность реализма еще не успела надоесть.   Печорин -  собрание множества пороков, но он нам нравится,  хотя все мы прекрасно осознаем, что он равнодушный  эгоист, циник и прочая, и прочая.  Однако  Лермонтов так умело играет с читателем, что последний не замечает, как  начинает любить  Печорина.  Каким образом?  Тут есть свои секреты мастерства. 

И вновь "Академия"

В передаче "Академия" на телеканале Культура  Лермонтову посвящено несколько лекций   в спецкурсе "Перечитывая заново".
Мы как-то  нейтрально воспринимаем название романа, забывая о современниках, которые  приняли его  далеко не однозначно, и как раз название  вызвало, возможно, самые яростные споры. Кто герой нашего времени? Печорин, которого Лермонтов постепенно  раскрывает перед нами  в самом страшном и неприглядном виде? А раскрывает, нужно заметить, мастерски.  
Один из самых частых вопросов при изучении романа связан с его композицией.  Лермонтов, такой блестящий стилист, такой немногословный, так емко  и лаконично  пишущий – почему он избрал такую прихотливую композицию, нарушающую естественную хронологию событий? Не мог  же он   сделать это случайно! Ужанков дает свою версию  такого построения сюжета.  Печорин постепенно раскрывается перед читателем. Мы видим  его  сначала  глазами посторонних людей, отмечая в основном внешние подробности. Начиная с третьей повести,  Печорин рассказывает о себе сам. Пользуясь современным  лексиконом,  мы получаем портрет Печорина в формате  3D, и раскрывает этот формат вещи совсем не веселые. 

Лермонтовская энциклопедия

Как определить, гениален ли  художник? Слово "художник" следует понимать в широком смысле – это творец  любого художественного произведения.  Сразу вспоминается есенинская строка: "лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье". Наверно, это и есть главный критерий гениальности – проходит время, а творчество художника продолжает  волновать людей, сама его личность вызывает огромный интерес, который не исчезает с годами, а наоборот, порой обостряется, вызывая новые толкования и размышления.
 Интерес к творчеству Лермонтова  вспыхнул с новой силой, возможно, и  в связи с крупной датой – 200-летием со дня рождения. На волне этого интереса появлялись такие субъективные материалы, не оставляющие камня на камне  от  устоявшихся взглядов,  что, как  обратная реакция,  у простого читателя возникает желание  обратиться к  добротным,  глубоким  и бережным исследованиям.  
Есть такие? Конечно, есть, причем многие из них можно найти в одном источнике. Это знаменитая "Лермонтовская энциклопедия", изданная в 1981 году. И не думайте, что это сборник идеологически выверенных статей, рисующих нам "причесанного" Лермонтова,  врага самодержавия, доблестного офицера, защитника поруганной чести Пушкина,  доброго товарища и преданного внука. Все это так и не так.