воскресенье, 24 ноября 2013 г.

Ну не хотят читать дети "Войну и мир"!

«Война и мир» Л.Н. Толстого, четыре тома внушительного объема… Признайтесь, господа педагоги, ведь бывают моменты, когда хочется либо вообще убрать этот роман из школьной программы, либо получить какой-то чудодейственный алгоритм его изучения. Ну не хотят наши дети читать «Войну и мир»!
Подобные вопросы Вас не беспокоят? Тогда наша рубрика не для Вас. А вот если Вы по-хорошему любопытны и не были в текущем году ни на Педагогическом марафоне весной, ни на выставке-ярмарке в ВВЦ в сентябре, то Вам как раз на нашу страничку! Потому что и там, и там своим опытом проведения системы уроков по «Войне и миру» делится …. ну понятно -  кто. Опять Быков, кругом Быков – ну а что делать, если у него многое здорово получается, и он этим с удовольствием делится с коллегами и в печатном, и в электронном виде.
Именно он не так давно, в сентябре 2013 г. на Московской международной выставке-ярмарке, провел «Открытый урок литературы», посвященный роману «Война и мир».
Своим слушателям Быков дает аргументированный ответ на вопрос: зачем и для чего читать «Войну и мир» 15-16-летнему человеку?

четверг, 14 ноября 2013 г.

«Матерый человечище»: жизнь и судьба

Темой нашей второй встречи станет разговор о мировоззрении Льва Николаевича  Толстого. Естественно, у нас нет мании величия, чтобы вообразить, будто за час с небольшим можно серьезно поднять столь глобальную тему. Нельзя, конечно, но…

В школьном курсе любой педагог старается уделить максимальное время изучению толстовских текстов, предложенных для изучения. Поэтому в памяти остаются более или менее удачные уроки, посвященные «Войне и миру», там, где это успевают – «Анне Карениной», где-то - «Севастопольским рассказам», трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность». Но, как это часто бывает, за кадром остается  личность самого писателя. А в случае с Толстым – это абсолютно невозможно, поскольку он действительно был «глыбой» и «матерым человечищем» - такими эпитетами наградил Толстого Ленин, который, кстати, весьма недурно разбирался в русской литературе.

Мало чье влияние на души людей можно было сопоставить с влиянием Льва Толстого.  В одной из своих статей Александр Блок сказал очень емкую фразу: "... Писатель великой чистоты и святости - живет среди нас... Часто приходит в голову: всё ничего, всё еще просто и не страшно сравнительно, пока жив Лев Николаевич Толстой. Пока Толстой жив, идет по борозде за плугом, за своей белой лошадкой, - еще росисто утро, свежо, нестрашно, упыри дремлют, и слава Богу". Вряд ли это был очередной восторженный комплимент.

Матрица четвертая: литературная

В нашей настольной книге «Литературная матрица», которая, напомним, в строгом смысле слова на роль учебника не претендует, о Льве Толстом рассказывает Валерий Попов, известный современный автор.

Чем хорош его опус? Во-первых, тем, что повествование идет от лица не лектора, не педагога, а интересного рассказчика, с выраженным эмоциональным отношением ко всему, происходящему с Толстым.
Во-вторых, в биографии писателя Попов акцентирует внимание на самых ярких моментах. Конечно, толкования Попова в чем-то довольно субъективны, не случайно так часто он использует слово «мой»: мое отношение, мой Толстой. А разве это не самый верный критерий того, что творчество писателя «зацепило»?

Какие факты более всего приковывают внимание Попова? Ну, например, то, что Толстой без колебаний отдал распоряжение продать яснополянский дом, в котором он родился, провел детство, начал писать. Зачем он это сделал? Не хватало денег на издание журнала, который он задумал вести в армии. Храбро воюя, командуя батареей на страшном пятом бастионе в Севастополе, он не только обдумывает сюжеты будущих «Севастопольских рассказов», но и замышляет издание нового военного журнала. Именно нового, потому что в существующем - ложь, лакировка действительности. На издание не хватает денег? Значит нужно продать дом!

Лесскис - о Толстом: очень субъективно и очень любопытно

О ком из русских классиков писали больше, чем о Толстом? Ну, если только о Достоевском или о Пушкине. Десятки и сотни исследований, статей, монографий, лекций. И чем же мы руководствуемся, отбирая те книги о Толстом, которые рекомендуем вам для прочтения? Честно? Во-первых, возможностью найти книгу либо в библиотеках нашего города (проект-то наш, не забывайте, библиотечный!), либо прочесть ее в интернете. Во-вторых, субъективным подходом, то есть нашим собственным интересом к тому или иному автору. А коль мы заговорили о субъективности, то разрешите представить вам книгу очень субъективного и очень интересного автора. Это филолог Георгий Лесскис, ушедший из жизни сравнительно недавно, в 2000г., проживший на год больше Льва Толстого, т.е. 83 года. Его биография сама могла бы стать предметом для романа. Юноша, весь пронизанный идеями Великой французской революции, которые, по его мнению, идеально воплощались в советской действительности 30-х годов, он был брошен в тюрьму в 1939 году. Не сойти с ума помогло вроде бы несколько неожиданное желание - перечитать «Войну и мир».

«Родная речь» Вайля и Гениса

А что скажут по поводу «программного» Толстого, изучаемого в школе, Вайль и Генис? Не могли же они остаться в стороне от второго «нашего все», Льва Николаевича? А они начали с ощущения от романа у современников Толстого, и в частности, у Тургенева.
«К истинному своему огорчению, я должен признаться, что роман этот мне кажется положительно плох, скучен и неудачен. Толстой зашел не в свой монастырь - и все его недостатки так и выпятились наружу. Все эти маленькие штучки, хитро подмеченные и вычурно высказанные, мелкие психологические замечания, которые он, под предлогом «правды», выковыривает из-под мышек и других темных мест своих героев,-- как это все мизерно на широком полотне исторического романа!» 

Вот уж точно, «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». Правда, это было лишь первое впечатление, возможно, окрашенное некоторыми нотками ревности. Позже и Тургенев изменил мнение, и влияние романа на русских читателей и авторов было признано всеми.

Что изучают в «Академии»

О «Войне и мире» всегда говорили много. Роман всегда будет современным. А вот в последнее время все чаще стали обращаться к «Анне Карениной». О романе говорит еще один из постоянных адресатов нашего проекта – Дмитрий Бак, известный журналист, профессор РГГУ, директор Государственного литературного музея в Москве. Дмитрий Бак часто выступает в передачах на телевидении и в частности в одном из самых известных телепроектов – «Академии» на канале «Культура».

В рамках этого проекта перед телевизионной молодежной аудиторией выступают ученые из самых разных областей знания. В октябре этого года в «Академии» был прочитан спецкурс «Перечитывая заново». В него вошли лекции о нескольких шедеврах русской классической литературы. Среди прочих «академиков» Дмитрий Бак повел речь о романе «Анна Каренина». Написанный в 70-х гг. 19 века, роман завершил, наверно, самый блестящий период в творчестве Толстого. В шестидесятые годы был написан роман «Война и мир», в семидесятые – «Анна Каренина». В последующие годы изменится сам писатель, удивительные и нерадостные изменения произойдут с его книгами. Начнется совсем другой Толстой, трагический и непонятный.

«Прямая речь» Дмитрия Быкова

Вы уже, наверно, почувствовали наши симпатии к Дмитрию Быкову. Признаемся в них еще раз, будем признаваться и дальше. Его цикл «Прямая речь», о котором мы уже упоминали, включает в себя передачу о Толстом.