среда, 15 января 2014 г.

Почему прощен Понтий Пилат

Наш настольный сборник "Литературная матрица" обращается к Булгакову во втором томе. "Собеседник ПРОКУРАТОРА" - так назовет свою статью о Михаиле Булгакове современный писатель Максим Кантор. У него свое видение и понимание "Мастера и Маргариты" и судьбы ее автора. Одна из любопытных мыслей заключается в том, что роман – интернационален. Да, с одной стороны, Булгаков ни в одной своей книге не говорит о современной ему Европе. Возможно, потому, что ни разу туда не выезжал, хотя иногда очень хотел. С другой, "ставя диагноз большевистской и нэпманской России, Булгаков рассказал и о времени вообще – и о незнакомой ему Европе в том числе. Он не подозревал, что пишет универсальный портрет времени".
     Кантор (возможно, и не он первый) додумывается до печальных вещей. Шариковы, швондеры, лиходеевы, варенухи живут не только в России. Это и есть тот питательный бульон, в котором буйно разрастается варварская природа человека.
"Народу вместо образования дали идеологию, демагоги играли на его природных инстинктах, воодушевили толпу примитивными призывами. И вот результат : оболваненные массы пошли за фашистами, нацистами, коммунистами – и все сцепились в одной смертельной схватке".

     Кто же может противостоять этому оболваниванию? Любимейший тип Булгакова - врач, профессор, интеллигент, сумевший сохранить ясность мышления. Все мы помним знаменитый монолог профессора Преображенского о том, в каком месте начинается беспорядок. Увы, эти герои постепенно исчезали сначала из жизни, а потом из литературы. И также постепенно исчез из литературы замечательный писатель Булгаков. О нем просто…забыли. Нет, возможно, не просто, а сознательно. Это была месть.

Чья –власти? Нет, с властью у Булгакова были совершенно особые отношения, настолько своеобразные, что Кантор посвящает им добрую половину своей статьи. Нет, травит художника не власть – "что за дело власти до художника? Травит не толпа – разве интересуется толпа его опусами? Травить, целенаправленно и со смаком, может только артистическая интеллигенция, люди со взглядами, с художественным образованием, с признаками таланта". Писательская братия с красноречивыми именами и псевдонимами - Бездомный, Безродный, Безымянный - критиковала великолепный язык и безупречный стиль Булгакова, а потом и вовсе перестали его замечать. "Немодный писатель", не вписавшийся в тогдашний мейнстрим, бравировавший своим хорошим русским языком, манерами, принципами. Ну, так и получи, раз ты не хочешь быть со всеми! Он сопротивлялся, выдерживал травлю, даже отшучивался поначалу, но с каждым годом делать это было все труднее и труднее. Что запустило механизм безжалостной болезни почек сказать трудно, но на финишную прямую болезнь и последняя редакция романа "Мастер и Маргарита" вышли вместе. Вместе и финишировали.

     Говоря о том, что роман долго шел к читателю, Кантор приводит еще одну интересную мысль. Возможно, это звучит несколько кощунственно, но книга попала в руки читателя именно тогда, когда это было нужно. Трудно себе представить, что ею бы зачитывались  -через год после написания началась война. Кошмары реальной жизни с лихвой перекрыли бы все романные страдания. Ада в изобилии хватало в реальности. Да и последующие лет двадцать страна нуждалась в другой литературе.
     А в семидесятые роман был прочитан заново, и как много общих реалий и болевых точек было найдено!
Ну и один из самых главных вопросов, возможно и не самых глубоких, но неизбежных – кто же, все-таки, положительный герой в романе? За кем последнее слово: за Иешуа, за Мастером? А может быть, Россию, как всегда, спасет женщина? У Кантора на это свой ответ. Какой? Читайте "Литературную матрицу", приходите обсудить этот вопрос с Алексеем Варламовым, перечитайте роман.
     Кстати, роман заканчивается словами о прощении, которое важнее возмездия. Может быть, и не столь важно, кто прав, важнее, что всегда можно надеяться на прощение. Смертельно больной Булгаков в конце жизни, наверно, сумел понять что-то самое главное… 

Комментариев нет:

Отправить комментарий