пятница, 14 ноября 2014 г.

"Судьбы сплетенья"

Говоря о видеоматериалах, мы вновь обратимся к  "Игре в бисер", литературной беседе четырех великолепных "игроков" во главе с неизменным ведущим - Игорем Волгиным.  Он собрал за столом великолепную команду,   двое из которой являются авторами книг о Пастернаке и уже знакомы вам по нашим рекомендациям.  Это Наталья Иванова и Дмитрий Быков. А еще среди "игроков" – небезызвестный поэт Евгений Рейн,  живой классик, друг Ахматовой и Бродского, человек-легенда. Там, где  есть  Рейн,  обязательно будет напряженный диалог и  непредсказуемый  сценарий беседы, хотя порой  возникает ощущение, что сценария вообще нет. Конечно,  Волгин задает какое-то направление беседе, но  слишком яркие люди собираются за одним столом.  Порой они просто забывают, что сидят перед камерой, азартно  спорят, эмоционально  высказываются, перебивают друг друга. Пусть вас это не раздражает, хотя, иногда эти интеллектуальные перепалки   немного сбивают  деловой настрой слушателя.
"Игроки в бисер"  посвятили Пастернаку две передачи. И это логично. Темой первой  стала лирика   поэта.  И здесь разговор между  участниками  все время вращался вокруг несколько неожиданного, на первый взгляд, вопроса: сколько же существует Пастернаков и какой из них кому более по нраву.  Здорово, что каждый   читал  свои любимые строки наизусть. Вот уж чего  не бывает много, так это чтения стихов! Как радовались "игроки"  возможности поделиться  любимыми строчками, так иногда дети  захлебываются от нетерпения, желая поскорее рассказать свою любимую историю окружающим. 

Поэзия Пастернака менялась столь же  разительно, как  менялся и сам поэт, и жизнь вокруг него. В его ранних стихах    порой очень трудно  уловить смысл, поэтому  в них каждый может прочесть  все, что хочет. После сороковых годов  Пастернак  говорит  только то, что считает нужным кристально ясно и  афористично.  Это общепринятая точка зрения, но все общепринятое для "игроков"  не интересно.  Все мы помним хрестоматийно известные строки "Быть знаменитым некрасиво", и  трактовка  их  вроде бы  не предполагает  различных мнений.  Однако, есть   другой взгляд: в сороковые годы у поэта  уходит на задний план чувство вины, а взамен появляется  некая гордыня,  ощущение  собственной правоты, появляются  нотки менторства, ощущается   голос  власть имущего.  Это  лишь мнение, но чем и хороша "игра в бисер" - здесь  нет  унисона, каждый волен отстаивать  свой взгляд. 
Мы сейчас уже не так остро, как раньше, интересуемся темой "поэт и власть", но, говоря о Пастернаке, обойти ее невозможно. А здесь все  так непросто, и причудливо переплетаются  слова жены у гроба: "умер настоящий коммунист",  и пресловутый разговор    со Сталиным,   и стихи о революции, которые были напечатаны только  двадцать лет спустя после смерти поэта, и обвинение  Пастернака  в конформизме, в умении договариваться  с властью,   и дичайшая травля, которая развернулась  после издания "Доктора Живаго".  Все очень непросто в отношениях поэта с властью
Однако, и на этом мнении сошлись все "игроки",  этические уроки Пастернака были хорошо усвоены.  Ангелы на земле не живут, все  люди  совершают ошибки, но когда мы говорим о Борисе Леонидовиче Пастернаке , то в первую очередь  всплывают  его  неприятие снобизма,  помощь  нуждающимся,  нетерпимость к предательству, предельная искренность и  умение не бояться  ошибок.  А как иначе   получится "дойти до самой сути"?
Пастернак внес в поэзию новый угол зрения. Какой?  Смотрите, слушайте и главное- читайте.  Возможно, на этот вопрос вы сумеете ответить сами.
Вторая встреча игроков была посвящена роману "Доктор Живаго". Рискну  заметить,  что  история  появления  этого  произведения куда   драматичнее, чем  сам роман. Трудно сразу припомнить, какая  другая  книга вызвала такую  бурю эмоций и событий, как  роман Бориса Пастернака "Доктор Живаго", чье  триумфальное шествие по  Европе  было обратно симметрично   шквалу официальной травли автора  романа на родине. За  написание  этого романа  Пастернаку была присуждена Нобелевская премия. Он  стал вторым русским нобелевским лауреатом в области  литературы, первым был Бунин.  Но возмущение  населения  в стране было настолько велико, что Пастернак  отказался от премии. 
По иронии судьбы в  России, точнее в Советском Союзе,  прочесть эту книгу могли единицы, поскольку  издана  она была в Европе и широкому русскому читателю была  совершенно недоступна. Но  травля была организована  с таким размахом, что,  казалось, весь  Советский Союз только тем и занимался, что читал, перечитывал, анализировал, писал гневные письма в газеты, требовал возмездия  и изливал свое негодование …а собственно по поводу чего? Все обвинения сводились  к одному –  очернению советской действительности. Самое удивительное, что роман, обвиненный в антисоветском взгляде на жизнь, таковым  абсолютно не являлся  в отличие от книг  Бунина  или Гроссмана – список можно продолжать долго. Ничто  в романе не  подрывало советских устоев. Пастернак  антисоветчиком не был никогда.   Но только ли  миф об антисоветской сути сделал "Доктора Живаго" одной из самых  знаковых книг  минувшего  века? И, наконец, главный вопрос: а в чем   вообще главное достоинство этого романа?  Он ведь не нравился многим, его упрекали в слабом литературном языке, в "картонных диалогах",   в  огромном количестве всяческих совпадений в стиле Диккенса.  То, что было нормально для романа 19 века,  смотрелось странно во второй половине  века двадцатого. Такого мнения придерживались, например,  Хэмингуэй и Набоков. Анна Ахматова, очень ценила поэзию Пастернака, но  не воспринимала его последний роман.  А это  странно, поскольку сам Пастернак считал "Доктора Живаго"  не просто своей главной книгой, но и итогом всей  своей жизни,  искуплением своей вины,  своей литературной биографией.  Писатель никогда и не скрывал этого – он хотел бы прожить жизнь именно так, как прожил ее  главный герой романа, врач Юрий Живаго.  Создавая  эту альтернативную биографию, Пастернак вызывал огонь на себя. Возможно, поэтому роман нужно  читать   в контексте истории страны и  биографии автора.
Создавая его, Пастернак  бросал вызов литературе соцреализма, в которой не существовало  разделения на литературу высокую и массовую. Это была еще одна иллюзия строя - требовалась  литература высокого качества, предназначенная для широкого читателя. Это мы сейчас знаем, что подобное вряд ли возможно.  Пастернак  же попытался создать такую вот  книгу для  масс. Книга  все равно получилась  рафинированная, а массы, к которым он пытался этой книгой пробиться,  возмутились, даже не прочитав его. А у нас ,прочитавших, возникает много вопросов.
Кто такой Живаго?  Почему он гибнет в 1929 году? Почему  для главного героя он  недостаточно яркий, словно затушеванный? Почему  он так странно говорит? И, наконец, почему  отдельно в конец романа вынесены его гениальные стихи?  И вообще, его ли это стихи – ничто не говорит о  гениальности  Юрия Живаго, он  обыкновенный человек,  а вот стихи  удивительные.
У каждого из игроков есть свой вариант ответа на поставленные вопросы, и ни один ответ не является истиной в последней инстанции.

Это великий роман, но вот плохой или хороший? Оказывается, бывают великие плохие романы.  Его нельзя прочитать запоем, но, возможно, все-таки стоит это сделать ради того, чтобы осознать одну мысль. Это книга о человеке, которому нет места на земле.  Да, человек есть, а найти себе применения он не может. Так жить, наверно, невозможно, но  оказывается, в таком состоянии можно не только  жить,  но и находить смысл в такой жизни, и писать гениальные стихи, которые могут рождаться в страшные времена, лишенные смысла. Стихи Юрия Живаго – это торжество жизни, победа над жестокостью, глупостью,  над смертью.  Может ли пополнить Юрий Живаго галерею "лишних людей"?  Решайте сами. Может быть, не сейчас, может быть, начав именно  со стихов, вы откроете когда-нибудь роман, о котором сам  его автор сказал, что этой книгой он оправдает всю свою жизнь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий